Джазовый портал

Музыкальное общение на джазовые темы

Jan Savitt (глава из книги “История биг-бэндов)

В середине 30-х, когда большинство студийных танцевальных оркестров звучало по радио так, как будто они были составлены из недовольных, разочарованных музыкантов, для любителей биг-бэндов оказалось приятным сюрпризом бодрого, современного звучания, исходившего из филадельфийской радиостудии, которая транслировала бэнд под названием “Jan Savitt And His Top Hatters”.
Сэвитт со вкусом и чувством исполнял баллады, а его оркестр неплохо свинговал (что было редкостью для студийных бэндов), благодаря импульсивному биту который тогда называли “шаффл-бит”. Построенный вокруг фортепиано, игравшего в сдвоенном размере, этот ритм был весьма привлекательным приемом, особенно для танцоров, и вскоре Сэвитт, который раньше никогда не помышлял стать свинговым бэнд-лидером, уже получил предложения из многих крупных дансингов страны.
Первоначально Джен собирался сделать карьеру в области классической музыки. Он родился в России и был сыном барабанщика имперского полкового оркестра.
В возрасте шести лет он ухе играл на скрипке, а в пятнадцать лет, после того, как его семья эмигрировала в Америку, он завоевал три стипендии за мастерскую игру и дирижирование в институте Кертиса в Филадельфии, став вскоре самым молодым музыкантом в составе Филадельфийского симфонического оркестра. Спустя несколько лет он достиг ранга концертмейстера у маэстро Леопольда Стоковского.
В 1926 г. молодой Сэвитт организовал собственный струнный квартет, носивший его имя, и завоевал с ним золотую медаль Американского филармонического общества, плюс право на радиосерии по программе "Си-Би-Эс" по всей стране. Местная радиостанция в Филадельфии пригласила Джена на пост своего музыкального директора. Его программы имели там такой успех, что другая станция предложила ему еще более выгодную работу - и именно тогда "Top Hatters" начали привлекать к себе внимание общенациональной аудитории слушателей.
Мое первое впечатление от бэнда было основано на его выступлениях в Нью-йоркском отеле "Линкольн" в начале 1939 г. Это был, на мой взгляд, хороший бэнд, но он все время играл слишком громко, как будто старался доказать публике и самому себе, что это действительно свинговый бэнд. Такая громкость была вовсе не нужна для создания хорошего свингового звучания - факт, который Джен, не будучи сам джазовым музыкантом, еще должен бил осознать. Джен не только обладал большим талантом, но он также отличался огромным энтузиазмом, что могло являться причиной всяких музыкальных излишеств в начале его первого крупного ангажемента в Ныо-Йорке. Однако, он был достаточно смышленым и хорошо осведомленным человеком, охотно обсуждавшим свою музыку, поэтому вскоре он узнал, что такое вообще джаз и свинг. После этого его бэнд вошел в более смягченную и свободную музыкальную колею.
По словам Джека Хэнсена, трубача, который играл с Сэвиттом в течение многих лет, в оркестре всегда был превосходный моральный дух. Музыканты уважали и любили Джена, хотя, может быть они не всегда соглашались со всеми его идеями относительно джаза. Между собой они также жили в мире и дружбе. Среди них никогда не возникало никаких фракций, вроде - "пьющие против непьющих", как это бывало в иных бэндах. Кроме того, у Сэвитта имелись два выдающихся вокалиста - Карлотта Дэйл и Бон-Бон. Карлотта пела в довольно эмоционально и музыкально. Она была одной из немногих певиц, которые могли звучать драматически, не прибегая при этом к мелодраматизму. Она пела убедительно и со вкусом и всегда в тональности. Она была чрезвычайно привлекательней девушкой, но ее красота и карьера, к сожалении, пострадали во время трагического инцидента, когда ока выпала из движущегося автомобиля, которым управлял Сэвитт. Бон-Бон был главным аттракционом бэнда. Приятный парень с веселым лицом, он руководил собственным вокальным трио, когда Джен взял его к себе в качестве ведущего певца. Он был одним из первых негров, когда-либо работавших с белым бэндом. В действительности его звали Джордж Таннел и, согласно Хэнсену, он был интеллигентным, умным человеком. Вместе с бэндом ему приходилось сталкиваться с различными расовыми проблемами, которые открыто существовали в те дни. Для того, чтобы он мог останавливаться в одном отеле со всеми музыкантами оркестра на Юге страны, его представляли как слугу менеджера бэнда. Но это был наибольший компромисс, на который он мог пойти. Хэнсен говорил, что Бон-Бон был очень гордым человеком. Например, однажды в каком-то танцзале в Кентукки, когда он подошел к стойле вылить стакан содовой перед работой, то его отказались обслужить. После этого около 2-х часов он, в свою очередь, отказывался появиться на сцене. Лишь когда включили трансляцию бэнда по радио, Бон-Бон вышел, чтобы спеть свои номера. Толпа сразу же горячо его приветствовала. Но как только он сделал свою работу для бэнда, Бон-Бон снова ушел со сцены, не желая больше петь для людей, которые его унизили.
Бон-Бон был представлен на многих записях Сэвитта. Но после нескольких лет работы с бэндом он вернулся в Филадельфию к своему Трио и позже сделал успешную деловую карьеру. Джен потом использовал ряд других вокалистов, наиболее известной из которых была молодая кинозвезда, записавшая несколько пластинок с бэндом, Глория ДеХэвен. В дальнейшем Джен производил некоторые стилистические изменения в оркестре. Одно время он взял за образец музыку Джимми Лансфорда и это принесло ему немалый успех. В 1942 г., когда Томми Дорси и Гарри Джеймс ввели у себя струнные группы, Джен тоже решил это попробовать, но если Томми и Гарри использовали большие секции, то Сэвитт ограничился 5-ю скрипками. Тем не менее, его малая группа скрипок была настолько хорошей (еще бы - три человека из института Кертиса, один из Джульярда, а пятое место занимал вокалист Джо Мартин) и использовалась с таким знанием дела, что для искушенного слушателя струнные Сэвитта звучали более впечатляюще, чем в любом другом танцевальном бэнде. В 1944 Джен увеличил число струнных до дюжины, поскольку он расширил формат оркестра для выступлений в театрах, где он аккомпанировал Фрэнку Синатре. Посвятив в основном своя деятельность Западному побережью, Сэвитт работал там регулярно в течение нескольких следующих лет. Ближе к концу эпохи биг-бэндов он предпринял одну операцию, которая, казалось, сулила ему успех, а именно - турне по всей стране с одноразовыми выступлениями. Но в 1948 году во время ангажемента в Сакраменто (Калифорнил) все это кончилось. У Джена Сэвитта, которому не было еще и сорока лет, внезапно произошло кровоизлияние в мозг, и карьера одного из наиболее интересных музыкантов и лидеров эры биг-бэндов на этом оборвалась.

Автор: George T. Simon, перевод Юрия Верменича

0 коммент.:

Отправить комментарий

ad

Случайные статьи

Комментарии