Джазовый портал

Музыкальное общение на джазовые темы

Михаил Есаков (1938-2009)

18 мая умер гитарист, джазовый теоретик и педагог Михаил Есаков. 10 октября 2008 года ему исполнилось 70 лет.

Михаил Есаков, хотя вырос в простой рабочей семье, смог закончить школу с золотой медалью. Как и почти все джазмены «первого призыва» — Гаранян, Зубов, Буланов — закончил технический ВУЗ (Московский химико-технологический институт). Наверное, поэтому он смог привнести научный метод анализа в джазовые работы. Трудно переоценить, что сделал Миша для методического осмысления джаза. Все пособия по джазу, которые доходили до нас раньше, были написаны теоретиками, находившимися к джазу снаружи. Достаточно взглянуть на пару примеров Кукера или Рикера, чтобы понять: это схоластика, не имеющая отношения к джазовой реальности. А Есаков, будучи сам джазовым гитаристом, смог показать джаз изнутри. Я хорошо помню, что его первая работа «Чарли Паркер — классик джаза» произвела в джазовой Москве эффект взорвавшейся бомбы. Именно там впервые были классифицированы боповые ходы, Миша им дал названия «петля Паркера», «спираль Паркера», «клич Паркера» и т. д. В этой работе Есаков показал, как Паркер в течение всей своей творческой жизни применял один и тот же мелодический ход.
Помню, тогда Миша высказал мне своё удивление: представляешь, даже Данила (аккордеонист Володя Данилин) попросил почитать мою работу. «Я ему говорю: тебе-то зачем? Ты и так всё знаешь. А он: знать-то знаю, но всё равно интересно». Именно работа Есакова во многом подвигла к созданию собственных пособий Юрия Маркина («Джазовая импровизация») и автора этих строк («Блюз, джаз-рок»).
Особенно меня поразило, как Миша мог видеть то, что никто не замечал. Так, в 1979 году мы с ним чудом попали на концерт Би Би Кинга. И вдруг Миша мне говорит: «Смотри, где он всё время держит руку в паузах». Оказалось, что Кинг держал руку на ручке громкости и в паузах постепенно прибавлял звук, приближаясь к кульминации.
Мало кому теперь известно, что в те времена, когда мы не имели доступа к джазовой информации и у нас не было ни Real Book’ов, ни школ, в России можно было услышать джазовые темы с самыми фантастическими гармониями. Именно Миша составил сборник тем Хораса Силвера, где, наконец, можно было узнать правильные гармонии. Вообще творчество Силвера всегда было очень популярно в России, и этот сборник широко разошелся в джазовом самиздате.
В дальнейшем, когда Есаков закончил Царицынское музыкальное училище и стал работать в Гнесинском училище (ныне Колледж эстрадного и джазового искусства), его работы стали издаваться в методическом кабинете Министерства культуры. Там он издал четыре выпуска своей книги «Джазовая импровизация». Я до сих пор часто заглядываю в IV часть «Стандартные джазовые схемы», в которой приведены более 400 гармонических схем джазовых стандартов.
Но особенно меня поразила серия работ Есакова «Мастера джаза», в которых он не только поместил снятые соло Клиффорда Брауна и Джо Пасса, но и, впервые в нашей стране, дал аудиоприложение этих записей на кассете. Помню, когда мне попала работа Есакова - Клиффорд Браун «Вечный джаз» — как я сокрушался, что не знал эту пластинку 20 лет назад. Ибо в ней Браун играет всё в до-мажоре, очень просто, в средних темпах и очень выразительно. Сколько же я шишек набил, изучая более поздние виртуозные соло Брауна в бешеных темпах!
После перестройки Есаков стал сам издавать свои работы под псевдонимом Майкл Есак. Он сам их оформлял забавными рисунками и издавал их тоненькими тетрадями, в которых джазовые идиомы изложены просто и доходчиво. Я использую работы Майкла в курсе импровизации для вокалистов в Институте современного искусства.
Отдельного разговора заслуживает педагогическая деятельность Есакова. Когда он работал в Джазовой студии Юрия Козырева (ныне Колледж импровизационной музыки), вокруг него, как вокруг великого гуру, всегда собирались много талантливой джазовой молодёжи. Он обладал огромной гравитацией, много лет удерживая их на своей орбите. Практически вся «вторая волна» московского джаза — это его ученики: Алекс Ростоцкий, Виктор Агранович, Александр Кутейников... впрочем, этот список можно продолжать бесконечно.
Во многом и я его ученик, о чём написал в статье «Железнодорожная академия джаза». Так, например, меня всегда напрягали аккорды со многими альтерациями и надстройками. И Миша освободил меня, открыв, что джазмены обыгрывают основной вид аккорда, мажор или минор, отбрасывая все надстройки. Или взять его идею изменения ключей в темах через каждые два такта: Миша верно подметил, что музыкант всегда находится в той тональности, аккорд которой обыгрывает.
После тяжёлой болезни Миша вышел на инвалидность и не смог выходить из дома. Но он часто звонил мне и рассказывал, что работает над джазовым сольфеджио. Он всегда начинал: «Звонит Есак-тесак», всегда что-нибудь советовал, а разговор заканчивал каким-нибудь смешным анекдотом. Мне теперь не будет хватать этих звонков, и печально, что ещё один номер нужно вычеркнуть из книжки. Но уже никогда не вычеркнуть из сердца память об этом замечательном музыканте, работы которого так много нам дали в понимании нашего любимого джаза.
Спасибо тебе, Миша, за твои замечательные книги, за твой юмор и твоё беззаветное служению джазу. Я думаю, ко мне присоединятся Юрий Чугунов и Александр Сухих, выразившие в своих книгах благодарность М.М.Есакову «за ряд ценных замечаний и идей». Да и много других джазменов.
В последний день Миша, который уже не вставал с постели, спросил свою жену Надежду Николаевну: «Можно, я спою песню, а то мне трудно дышать?». И запел джазовую тему. Надежде Николаевне вдруг надо было срочно отойти на кухню, и там она услышала, что песня оборвалась. Когда она вернулась, Миша уже не дышал. Он так и ушёл в вечность с джазовой песней на устах. Но я очень надеюсь на то, что мы с ним вместе допоём эту песню в Раю.
Композитор Олег Степурко

6 коммент.:

Oleg комментирует...

Председатель московского Джаз-арт клуба Алик Эдельман:

Олег, тебе на небесах зачтется за искренне доброе отношение к людям. Ты открыл для многих Мишу, который сам в последние годы по велению судьбы был закрыт для других. Читая, я вспоминал его образ с вечной сумкой, ремень от которой диагональю перерезал его грудь. Вспоминал его в Москворечье, его выступления с верным, надежным аккомпанементом, его академически точные соло.
Неужели его уход был таким, как ты описал.
Последняя воля и желание Миши - джазовая песня.
Это же потрясающий образ, колоссальный символ.
Кстати, интересно, что он пел. Если знаешь - напиши.
Олег спасибо тебе.
Обнимаю
Алик Эйдельман

Oleg комментирует...

Преподаватель гитары в эстрадно-джазовом колледже на ул. Ордынка, ученик Есакова
Саша Кутейников
Огромное спасибо, что прислали мне ссылку на Вашу публикацию, очень
светлое и, главное, точное отображение жизни Михал Михалыча. Человека
очень талантливого, порой несколько своеобразного, но всегда очень
открытого и доброго. Он никогда не лукавил, всегда говорил только то,
что думает, потому, наверное, не все и не всегда его понимали, но это
участь всех, отмеченных богом, по-настоящему одарённых людей. От себя
могу только добавить, что этот человек действительно был проводником
на моём витиеватом музыкальном пути, и если бы судьба меня с ним не
свела, навряд ли бы я сейчас писал Вам это письмо. Светлая ему память.
Саша Кутейников

Oleg комментирует...

Удивительное письмо мне прислала из Канады джазовый критик Тамара Азекович, в прошлом зав. эстрадным отделом школы им. Стасова:

Дорогой, ОЛЕГ.

Олег! Спасибо, что сообщил о Мише Есакове. Жаль. Всего 70! От чего он умер? Твоя поминальная статья написана очень тепло. У меня с ним были хорошие отношения не только потому, что он работал в Стасовской школе. Дело в том, что я рецензировала его "Основы джазовой импровизации" для Коордиционного центра по эстрадно-джазовому образованию, которым, как ты помнишь, руководили Саульский и Антонова.Они не хотели пропускать его работу, но я убедила их, сказав,, что во-первых, нельзя так поступать к человеку, который посвятил джазу свою жизнь, а во-вторых, взяла на себя ответственность за редакцию. Когда пособия были напечатаны Миша надписал их так:" Дорогая Тамара! Благодарю вас за поддержку джаза вообще и неоценимой помощи в публикации моей работы". К сожалению теперь это только память... Тfvfhf.

Oleg комментирует...

Председатель обнинского джаз-клуба Давид Гонюх
Олег, дорогой!
Из твоей статьи на портале jazz.ru я только что узнал о смерти Миши Есакова. Мы с ним не были друзьями (не довелось), но, как мне кажется, относились друг к другу с большим уважением. В один из наших первых приездов в Загорск он, будучи членом жюри, весьма высоко оценил мою аранжировку "Орнитологии". Оценка моих трудов "главным специалистом по Чарли Паркеру" для меня очень дорогого стоила.
И тут же, после твоей статьи, читаю о смерти Саши Банных - человека, с которым мы испытывали очень теплые чувства друг к другу. При всяких возможностях мы передавали друг другу приветы, иногда удавалось созваниваться. Вот и еще одним замечательным человеком стало меньше...
Обнимаю Давид

Юрий комментирует...

Спасибо Вам за такую статью, кстати, я у него учился по теории ,,Джазовая импровизация на музыкальных инструментах,,

Vitaliy Semochkin комментирует...

Когда уходят такие светлые люди это действительно печально. Меня всегда поражала удивительная жизненная сила Миши, в 60 лет человек с легкостью освоил компьютер и издавал книги, во время когда уходят на пенсию у него было столько сил, сколько у многих нет и на вершине творчества.
Я всегда буду помнить этого человека, за его ум, талант, мужество и неиссякаемое чувство юмора.

Вечная и Добрая Память тебе, Миша,
Твой ученик, Виталик.

Отправить комментарий

ad

Случайные статьи

Архив блога

Комментарии